помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

СПЕЦКУРС. Лекция №34. Тактика боевых подразделений стран НАТО. Часть 1. (текстовый формат)

751 просмотр
38 дней назад
СПЕЦКУРС. Лекция №34. Тактика боевых подразделений стран НАТО. Часть 1.
Андрей Маркин. Военный эксперт, бывший военнослужащий вооруженных сил Канады.

Здравствуйте! Я проходил службу в вооруженных силах Канады. Сегодня мы с вами рассмотрим вопрос об основном тактическом приеме пехоты стран-членов НАТО.



Мотопехотное отделение в наступлении

Вы видите схему, которая хорошо знакома тем, кто застал советские учебники по начальной военной подготовке. На ней изображено пехотное отделение армии США в наступлении. Источником для вдохновения советского художника послужил американский полевой устав FM 7-15.


«Стрелковый взвод и отделение пехотных, воздушно-десантных и механизированных подразделений» от марта 1965 года. Смею вас заверить, что практически сорок лет спустя, как и во время моей службы принципиальная схема атаки была ровно такой же.
Что мы видим на схеме? Атакующее подразделение делится на две группы. Одна – огневая, ведет огонь по противнику с места, подавляет его. Загоняет под бруствер, не позволяя ему высунуться для открытия ответного огня.



Другая группа – маневренная. Она ведет наступление. Выходит во фланг и оттуда наносит удар обороняющимся.



Вы, конечно, можете сказать: - «А что здесь, в данном тактическом приемё, такого НАТО-вского или американского? Ведь он использовался многими армиями мира ещё до изобретения огнестрельного оружия! Ещё до появления США и других стран-членов НАТО».
Действительно, сам прием и схема взаимодействия ничего особенного не содержит. Важно то, как обучают данному тактическому приему и как он должен использоваться. Всё дело в том, что этот прием является элементом системы так называемых «боевых алгоритмов» или протоколов (Battle Drill). Чтобы понять, что такое «боевые алгоритмы» нам придется совершить небольшой, несколько упрощенный экскурс в историю.
Итак, конец Первой мировой войны. С каким тактическим приемом из неё выходят западные союзники: американцы, англичане, французы? Этот прием называется «Прижимание к огневому валу» (Наступление за огневым валом). О чём идет речь?



Своя артиллерия ведет огонь по позициям обороняющегося противника. Пехота атакующей стороны, пользуясь тем, что огонь загоняет противника в укрытие, сближается с его позициями, доходя до рубежа безопасного удаления от разрывов снарядов своей артиллерии. В то время, дистанция безопасного удаления составляла примерно 150-200 метров. (Понятное дело, сейчас она выросла. Современные уставные требования к дистанции безопасного удаления составляют 400 метров.)
Далее, после того, как пехота выходила на дистанцию 150-200 метров до разрывов, огневой вал перемещался вглубь обороны противника, что позволяло атакующей пехоте одним броском занять окопы ещё до того момента, как основная масса обороняющихся успевала выбежать из укрытий и воспрепятствовать атаке своим огнём.
Сразу хочу отметить, что я сейчас говорю только про западных союзников и не касаюсь немцев. Среди немцев распространена точка зрения, что к концу Первой мировой войны они разработали тактику просачивания штурмовых групп размером с отделение (до 15 чел.), которые способны поколебать оборону ротных или батальонных опорных пунктов. Не очень понятно, из каких источников взята эта информация о просачивании штурмовых групп. По всей видимости, здесь идет речь об ошибке в размерности. Когда обходы и обхваты осуществляли батальоны и полки, штурмовые группы состояли из бойцов, хорошо умеющих метать гранаты, действуя ими в качестве группового оружия. Но это вопрос для отдельного разговора. Для нас важен прием западных союзников – взаимодействие больших масс артиллерии и больших масс атакующей пехоты.
Здесь вы видите построение американской бригады в так называемом артиллерийском порядке.



Передовая линия (красная) рассыпана в цепь, остальные эшелоны находятся в колоннах по два и перемещаются вслед за передовой линией атакующих. Соответственно, при таком подходе места для тактики малых групп, в общем-то, нет. И в течение межвоенного периода в западных странах идет дискуссия по поводу того, какой будет будущая война и какие тактические приемы нужно применять.
В Англии возникает группа людей, которая говорит, что ситуация, как на Западном фронте больше не повторится. Либо количество артиллерийских стволов будет намного больше, и соответственно, никакие крупные подразделения на поле боя действовать не смогут и им придется разбиваться на малые группы. Либо танки и авиация разовьются настолько, что статичного фронта больше не будет, а значит, не будет взаимодействия больших масс пехоты с артиллерией.
Почему для нас это важно, почему для нас важна история и понимание как развивалась тактика в конце Первой мировой войны? Дело в том, что если мы обратимся к классической советской тактике, то она ы значительной степени построена на так называемой «сквозной атаке». Артиллерия также загоняет противника в укрытия, пехота также сближается с окопами противника, прикрываясь огнем своей артиллерии. Понятное дело, техника изменилась. Калибры, мощность снарядов и дистанции ведения огня выросли, и рубеж безопасного удаления тоже отодвинулся. Сейчас уставные требования говорят о том, что рубеж безопасного удаления от разрывов для пехоты, находящейся вне бронетехники может составлять 400 метров. Поэтому здесь будут невольно напрашиваться параллели.
В Великобритании в межвоенный период возникают разные точки зрения на то, как развивать дальнейшую тактику, что будет применяться в следующую войну. Соответственно, возникает вопрос. Те люди, которые говорили, что будет использоваться тактика малых групп, они должны были ответить, а как обучать этой тактике? Нужно понимать, если мы рассматриваем ситуацию, когда нам необходимо обучить большие массы пехоты взаимодействовать с большими массами артиллерии, что мы можем сделать?
Как обучается пехота, когда масса взаимодействует с массой? Когда вам нужно выгнать на маневры роту, батальон, полк, может быть, бригаду и заставить всё это маневрировать на пересеченной местности. При таком раскладе места для тактики малых подразделений не остается. Подходящих методик обучения тогда не было. Существовал единственный метод – строевой. И первоначально было предложено использовать именно его.
Прием «фланговая атака при сковывании противника с фронта» выполнялся на плацу. Отделение (взвод) маршировало и повторяло вслух: - «Упал, ползу, наблюдаю, стреляю». Это те самые элементы, из которых впоследствии разовьется нынешняя система «боевых алгоритмов». Частично они сохраняются до сих пор.
Это была довольно сложная последовательность действий. Сначала огневая группа с пулеметом выходит во фланг, сзади неё идет маневренная группа и совершает обход и атакует позицию условного противника. В завершение они проводят так называемую реорганизацию. Восстанавливают управляемость, выясняют потери, какое количество боезапаса истрачено, сколько осталось. В этом суть схемы.
Со времен Второй мировой войны много воды утекло и естественно, система «боевых алгоритмов» изменилась. Но тем не менее, основная идея – прописывается и многократно повторяется последовательность действий, которые потом, на поле боя выполняются автоматически, инстинктивно, сразу, без особых раздумий, не изменилась. В этом суть концепции «боевых алгоритмов».
Зачем такая система введена? Есть сразу несколько целей, которые достигаются с её помощью.
1.    Скорость принятия решений в типовых боевых ситуациях. Никому думать не надо. Вся последовательность действий уже зашита в «боевом алгоритме». Соответственно, чтобы организовать противодействие противнику, командиру подразделения необходимо отдать минимальное количество указаний.
Рассмотрим пример из современности. Существует алгоритм «Реакция при попадании под эффективный огонь противника». Последовательность действий такова: Double tap (двойной выстрел) – Dash (бросок в сторону) – Down (упал) – Crawl (ползу) – Observe (наблюдаю) – Fire (стреляю) – Communicate (сообщаю) – Move (двигаюсь). Таким образом, последовательность действий зашивается на подкорку, чтобы человек запомнил, как и что он должен делать в этом случае. Каждое слово означает определенные действия. В конце, после совершения всей последовательности, подразделение, которое попало под огонь противника, должно вытянуться в цепь, обращенную лицом к врагу. Оно уже должно знать, где он находится. Оно должно уже произвести определенное количество выстрелов по противнику. Таким образом, достигается первая цель. Хаос в ситуации попадания под огонь противника минимизируется.
2.    Упрощение взаимодействия между наспех сколоченными боевыми коллективами. Понятное дело, что в ходе боевых действий уже слаженное подразделение может понести потери, в него приходит пополнение, происходит перемешивание разных подразделений и т.д. Система «боевых алгоритмов» позволяет очень быстро организовать такой коллектив и эффективно его использовать. Почему? Потому что все военнослужащие знают одинаковые боевые алгоритмы. Они прекрасно понимают, что и зачем следует.
3.    Удобство контроля качества обучения. Вместо того, чтобы устраивать теоретические экзамены по тактике можно просто проверить подготовку военнослужащих, заставив их воспроизвести тот или иной боевой алгоритм. В поле, на какой-либо площадке, где угодно. Это очень удобно, а самое главное, что это не проверка теоретических знаний, а контроль практической реализации того или иного тактического приема военнослужащими.
Можно встретить критику системы боевых алгоритмов, которая говорит о том, что эта система приводит к шаблонизации мышления и к замене всей тактики изучением этих боевых алгоритмов. Это правда. Такая проблема существует, и она вполне осознается западными военными, но она решаема. Ничто не запрещает командиру не использовать боевой алгоритм, если есть время на принятие конкретного решения применительно к конкретной ситуации. Кроме того, потенциально возможно сделать несколько боевых алгоритмов на приблизительно одну и ту же боевую ситуацию. Таким образом, можно решить проблему пресловутой шаблонизации.
Какие бывают боевые алгоритмы? Если мы возьмем американскую армию, то до недавнего времени у них было восемь боевых алгоритмов:
1. Реакция на эффективный огонь противника (тот алгоритм, который мы только что разобрали).
2. Разрыв контакта с противником.
3. Штурм ДЗОТа.
4. Зачистка окопа.
5. Зачистка помещения.
6. Фланговая атака при сковывании противника с фронта (это алгоритм имеет вариант, как для действий в составе отделения, так и в составе взвода).
7. Проделывание прохода в минном поле.
8. Реакция на попадание в засаду.
Относительно недавно у американцев прошла реформа боевых алгоритмов. Теперь их четырнадцать. Добавились:
- Посадка на бронетехнику.
- Спешивание с бронетехники.
- Реакция на навесной огонь противника.
- Реакция на химическую атаку.
- Действия при подрыве на мине.
- Действия при движении на бронетехнике.
В разных странах НАТО разные системы боевых алгоритмов. У них нет полного совпадения. Каждая страна что-то убирает, что-то своё добавляет. Но, тем не менее, система боевых алгоритмов продолжает использоваться и у неё есть самое главное качество – это заранее установленная последовательность действий, которые заучиваются путем многократных повторений и доводится до автоматизма, и начинают использоваться автоматически.
Именно это является особенностью атаки при сковывании противника с фронта, о которой мы говорили в начале лекции. Данная схема начинает использоваться сразу. Первые эффективные действия американского подразделения, которое вступает в бой с противником – применение этого алгоритма. Теперь давайте разберём части этого алгоритма по отдельности.
Общая схема удара маневренной группы, которая вышла во фланг противнику.


Удар маневренной группы осуществляется под углом примерно в 90 градусов по отношению к направлению огня группы огневой поддержки.







Понятно, что с транспортиром по полю никто не бегает, но примерно угол должен составлять 90 градусов.
Схема алгоритма из боевого наставления морской пехоты



Схема алгоритма из армейского боевого наставления



На выше приведенных схемах можно увидеть, что угол так же везде соответствует примерно 90 градусам. Считается, что этот угол оптимален для поддержки огнём. Огневой группе хорошо видно перемещения солдат из маневренной группы, и она может переносить огонь перед бойцами маневренной группы наиболее безопасным образом.
Такая схема взаимодействия фактически запрещена отечественными наставлениями. Всё дело в том, что в наших наставлениях есть раздел, посвященный ведению огня в промежутки между подразделениями. О чём так говорится? Для того, чтобы избежать поражений рикошетами, цель огня подразделения поддержки должна находится на расстоянии не менее 300 метров от наступающих. То есть, грубо говоря, огневая группа не может стрелять по противнику, потому что маневренная группа находится от неё на том же расстоянии, что и сам противник. Понятно, что ситуация, когда наши наставления фактически запрещают использование боевого приема, которое огромное количество стран считают базовым для своей пехоты, она немножко странная. В рамках данной лекции, наверное, будет неправильно детально рассматривать этот вопрос. Всё-таки, здесь очень много завязано на безопасность при проведении учений.
Второй момент, который часто возникает при рассматривании схемы фланговой атаки при сковывании противника с фронта, это возможность парирования движения маневренной группы. Действительно, что получается? Если посмотреть на схемы, приведенные выше, удар маневренной группы во фланг, фактически означает, что она должна выйти на одну линию с обороняемой позицией, что потенциально дает возможность нанести удар по самой маневренной группе, соответственно, парировать данный тактический прием.
Что по этому поводу думает западная военная доктрина? Дело в том, что нужно четко понимать, эта тактическая схема не отменяет обычных требований о наличии локального превосходства в силах. Атака обозначенным способом применяется тогда, когда есть то самое соотношение 1х3. Соответственно, атакующий вправе рассчитывать, что получится прижать обороняющееся подразделение своим огнем, лишить его маневра и используя большую часть своих сил выйти ему во фланг.
Отмечу, что для достижения огневого превосходства в период подавления противника нам рекомендовалось использовать темп ведения огня – один выстрел в три секунды. Потом темп снижается до одного выстрела в шесть секунд, и для того чтобы поддержать подавление противника достаточно использовать темп один выстрел в двенадцать секунд. То есть пять выстрелов в минуту. Таким образом, применение данной тактической схемы не отменяет общих принципов тактики по соотношению сил.
Третий момент. Нужно понимать, что выход на одну линию с обороняемой позицией для маневренной группы, строго говоря, не является обязательным.
Рассмотрим стандартную схему из немецкой тактической школы. Как можно увидеть, она следует заветам Фридриха Великого и по большому счеты представляет из себя несколько переигранную «косую атаку». То есть, между направлением стрельбы группы огневого подавления всё те же самые 90 градусов. Но при этом, по отношению к обороняющейся позиции и атака, и огонь ведется под углом в 45 градусов.
Стандартная схема немецкой тактической школы.



На самом деле, американские руководящие документы так же предусматривали варианты с использованием данного алгоритма без выхода маневренной группы строго во фланг обороняемой позиции. На немецкий манер.



Хотел бы сказать. Например, во время моей службы все учебные атаки осуществлялись таким образом, что мангруппа выходила строго во фланг противнику.
Четвертый момент. Можно встретить такое мнение, что противодействовать такой атаке достаточно просто. Достаточно загнуть фланг, либо заранее подготовить позицию к круговой обороне. И соответственно, атака с фланга шансов на успех не имеет или имеет крайне незначительные. Но это не совсем так. Дело в том, что если вы посмотрите на схему, то вы увидите, что та часть обороняющегося подразделения (обозначенная на схеме А-В), которая обращена в сторону огневой группы, она находится под продольным (анфиладным) огнем маневренной группы. А часть обороняющегося подразделения, которая загнула фланг (C-D) и встречает огнем маневренную группу, она находится под продольным огнем огневой группы.



В общем случае выдержать огонь с двух направлений – задача крайне сложная. Поэтому, более реалистичным способом противодействия такой атаке является, либо растягивание флангов в сторону охвата маневренной группы противника, либо нанесение удара во фланг этой же мангруппе. Разумеется, возможно, и минирование, и организация засад.
Рассказ о тактической схеме «Фланговая атака при сковывании противника с фронта» был бы не полным если не сказать, что ещё в годы Второй мировой войны западными союзниками было замечено, что даже войска, обученные действовать по такой схеме, далеко не всегда её используют. В некоторых случаях используется просто фронтальная атака без каких-либо тактических изысков. Но при этом, после определенной дискуссии было решено оставить данную тактическую схему в качестве основной исходя просто из педагогических соображений. Дело в том, что обучение этой схеме через концепцию боевых алгоритмов позволяет сделать реакцию автоматической, инстинктивной. И самое главное, предотвратит так называемое залипание, то что раньше называлось пальбой. Когда противоборствующие стороны просто лежат и стреляют друг в друга не перемещаясь. Данная тактическая схема вынуждает сразу начать действовать, сразу начать маневрировать. Давайте рассмотрим, как такая тактическая схема может быть использована в реальности.
Итак. Исходное положение – первое стрелковое отделение находится впереди в построении типа «клин углом вперед». Второе и третье стрелковое отделение находится позади в том же строю. Посередине находятся отделения управления и тяжелого оружия. В отделении тяжелого оружия, как правило, есть пулемет и гранатомет. В некоторых случаях – легкий миномет.
Первое отделение, находящееся впереди использует алгоритм «Реакция попадание на эффективный огонь противника». Второе и третье отделение тут же отходят в укрытие и занимают там круговую оборону. Под руководством заместителя командира взвода эта группа ожидает приказа. Командир с отделением управления и отделением тяжелого оружия выходит на уровень первого отделения и принимает боевое решение. После того, как боевое решение принято, отделение тяжелого оружия остается вместе с первым для подавления противника.
Если по каким-либо причинам противника подавить не удается, весь взвод становится огневой подгруппой для своей роты. Но если подавить противника получилось, то командир возвращается ко второму и третьему стрелковым отделениям, и они совершают охват с фланга. На практике охват с фланга совершается передвижением в колонну по одному. Зачастую с выставлением только головных дозоров. Естественно, есть риск попасть в засаду, есть риск столкнуться с противником случайно. Поэтому, здесь важна скорость. Следовательно, никаких сложных построений не используется, просто мангруппа быстро перемещается в колонну по одному.
После выхода во фланг, мангруппа разворачивается на 90 градусов, группа огневой поддержки усиливает огонь, доводя темп стрельбы до максимального для того, чтобы обеспечить подавление противника на 100 процентов. И после чего, перекатами, сочетая огонь и движение, два стрелковых отделения зачищают позицию обороняющихся. Такова общая схема и в таком виде она многократно отрабатывается на учениях.
Таким образом, военнослужащий привыкает, что в начале боестолкновения не всё подразделение вступает в бой, а только его часть. Какая-то часть заранее отходит в укрытие, и этот отход не является бегством, а является заранее спланированным действием. Также, военнослужащий привыкает к тому, что нужно выбрать маршрут сближения, и только потом осуществлять это сближение. Тем самым, предотвращается залипание в перестрелке с противником даже в тех случаях, когда осуществить выход во фланг не получается. То есть, данная схема продолжает работать и способствовать эффективным действиям даже если удар приходится наносить фронтально. В заключение, вспомним английский учебный фильм. На самом деле, способ отработки будущих действий на плацу до сих пор продолжает использоваться. Речь идет о так называемых проигровках. После отдачи приказа, всё подразделение строится на небольшой площадке (поляна, участок дороги т.д.) и будущие запланированные действия репетируются на микродистанции. С мой точки зрения, это очень полезный метод. На удивление очень большое количество ошибок и недопонимания выясняется именно на этапе вот таких проигровок.
Свой рассказ я закончу словами:
- Относитесь к тактике иностранных армий серьёзно, без примитива. Безусловно, рациональное зерно в теории боевых алгоритмов имеется. Они достаточно доходчиво объясняют военнослужащим, как и в какой последовательности нужно действовать. Безусловно, система имеет и свои недостатки. Это и определенный риск шаблонизации мышления, и сведение всей тактики к изучению боевых алгоритмов. Поскольку мы с вами не связаны традицией использования боевых алгоритмов, нам с вами ничего не мешает использовать их положительные стороны, нейтрализуя отрицательные стороны этой системы.

Комментарии 0

Оставить комментарий