помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Цифровой лагерь.

3587 просмотров
василий темный
30 дней назад
Цифровой лагерь.

Тэги: #василий #темный #нетократия

Взгляд первый. Адепты блокчейна.

Дорогие друзья! Мы часто обсуждаем вопросы истории – рождение, возвышение и падение царств, полагая, что в наше-то время уже ничего такого и быть не может. Однако даже не знаем, что вот прям совсем-совсем недавно в мире появилось новое островное государство-цифра  «Децентурион». Не слышали о таком?! Ну вы отсталые, чесслово! Да весь мир уже пишется в очередь, шоб  стать счастливыми обладателями его паспортов, с которыми вам будут открыты вапще все границы. Куда захотите, туда и поедите – хоть в Штаты, хоть в Канаду, хоть в Великобританию, хоть в КНДР – с таким паспортом никакие визы не нужны!!! Не верите? Да вы только почитайте об этом государстве – чем оно дышит, чем живет и зарабатывает.  

"Децентурион» ( #decenturion ) - это первое блокчейн государство, которое реализует технологию блокчейн в полном объеме для построения экономики, которое не взимает налоги с населения, а наоборот передает гражданам-владельцам докингов с паспортами Децентуриона 100% ВВП.  Это первое государство, которое передает всю власть  прямо пропорционально объему докингов всем гражданам и всему народу и которое рассчитывает  репутацию и рейтинговую систему внутри полностью от и до тоже построенную на блокчейне. И количество докингов тоже определяет объем вашей репутации и вашей популярности, которую государство передает. Смысл очень простой. Мы вложили внутрь всей этой технологии три функции: мы вложили всю экономику, мы вложили все законотворчество, мы вложили весь репутационный рейтинг и популярность на функцию нашего же докинга, которым является паспорт государства Децентурион.

Теперь я расскажу, какие две основные сущности есть у государства и как они работают. У нас есть физические резиденты – граждане, владельцы паспортов государства и юридические лица – это непосредственно стартапы, проекты, бизнесы, которые приходят внутрь государства. Принцип очень простой. Когда наши юридические резиденты выходят на наш внутренний рынок потребления, они выпускают докинги собственных предприятий. А что такое докинг собственных предприятий? Это по большому счету фьючерс на услугу, которая будет оказана или фьючерс на товар, который будет поставлен. И соответственно, выпуская эмиссию по нашим требованиям, а она равна  минимально 100 миллионов докингов, из которых 50% распространяется между гражданами Децентуриона прямо пропорционально владению нашими же докингами. Соответственно 50 миллионов каждого стартапа каждого юридического резидента распределяется среди граждан. Логика работает очень простая: ежедневно первый наш план который мы пытаемся достигнуть, это 300 стартапов в год среди юридических лиц, которые попадают на внутренний рынок потребления. И от плана 300 стартапов год, т.е. 1 стартап в день мы постепенно переходим к плану в 3000 стартапов год, которым считаем уже наиболее эффективным. Т.е. объем стартапов, которые распределяют свои докинги, он равен именно этому объему.  То есть на сегодняшний день 1 стартап в день, мы идем к 10 стартапам в день. Если мы приведем в пример такие системы  как Х-стартер, который занимает около 30% мирового рынка стартапв, они обрабатывают около 170 проектов сутки.

Как это все работает? Ежедневно вы получаете докинг стартапов в собственном кабинете и при  получении докинг-стартапов вам нужно, во-первых принять его или нет, а во-вторых,  назначить две цены: первая цена, это за какие деньги вы будете продавать докинг-стартап с собственного лайтинг-пейджа (?), а вторая цена, за которую вы готовы их покупать у других граждан, если у вас кончился ваш объем. Принцип очень простой: у нас всегда существуют две роли  использования и участия внутри государства – это роль активная и роль пассивная. Если у вас активная роль, вы продаете свои докины, которые получаете от государства абсолютно бесплатно, получать с этого доход, абсолютно весь,  без каких либо налогов, без каких-либо комиссий. Конечно же в какой-то момент ваши докины закончатся, и вы сможете также эффективно продавать докины наших супер-эффективных, нужных всем стартапов,  таким образом устанавливая цену покупки  вы на абсолютном автомате можете их скупать и также на полном автомате продавать. То есть если, условно говоря, у вас продажная цена докина составляет три доллара, вы можете поставить цену покупли 50 центов, и сначала система купит для вас  при совершении сделки скупит все докины за 1, за 2, за 3 цента и т.д. и так до 50 доберется, т.е. в любом случае при цене в 3 цента, продвая за 3 доллара вы будете иметь в вашей активной позиции 97% дохода. Но 3 % уйдут тому, кто не готов трудится, кто не хочет именно в этом именно в нем разобраться и продавать его по такой цене, он получит из-за своей пассивной позиции  подобного рода объем.

Получая ежедневно докины стартапов вы можете начинать их реализовывать, а каждый стартап так или иначе снабжается достаточно серьезным объемом документации: это описание, это вай-пейпер (?), это презентация, ван-пейджер (?) – весь пакет этих документов полностью сопровождает стартап. Мы, ежедневно привлекая стартапы, мы решаем важнейшую задачу - мы разработали внутренний гайд-лайн (?), который позволяет во-первых, привлекать стартапы максимального качества, а во-вторых, реализовывать внутри них докин-модели, которые гарантируют по большому счету рост их докина и которая работает по следующему принципу. Минимальное требование, которые мы применяем к каждому стартапу, что не менее 25% дохода компании, именно прибыли компании как бизнеса, должно быть нацелено на выкуп этих же докинов, которые сред вас розданы, и их сжигание. Т.е. все гайд-лайны разработаны от и до очень глубоко и на основании того, насколько выполнены рекомендации (есть требования , а есть рекомендации – требования это минимальые планки таки как 25% на выкуп, рекомендации – это доведение, к примеру, этой цифры до 50%), и на основании того, насколько перевыполнены требования формируется единый скорринговый бал, который  для каждого стартапа присутствует и он показывает экономическую и торговую привлекательность….»

Взгляд второй. Фурсов о нетократии.

Сейчас много говорят об электронном правительстве, о «цифровом государстве», контролирующем прежде всего социальные сети. Даже термин такой появился — нетократия (net — «сеть»). «Цифровое государство» существует рядом с обычным, институционально-иерархическим, отчасти (причём от большей части) встроено в него — формально с целью усиления эффективности, оптимизации процессов. По существу — для его уничтожения. Поскольку сети, по сути своей, носят надгосударственный характер, «цифровая государственность» — это глобальная власть.

Как заметил З. Бауман, капитал (и, добавлю я, всё остальное), превратившийся в электронный сигнал, не зависит от государства, из которого он послан, от государств, чьи границы он пересекает, и от государства, в которое он приходит. Глобальная цифровая власть надстраивается над государством эпохи Модерна так же, как это последнее (именно для него Макиавелли придумал термин lo stato) надстраивалось в XVI–XVII вв. над традиционными локальными и региональными структурами власти, обнуляя их в организационно-властном отношении.

В условиях триумфа Цифры, если он состоится, старое государство Модерна в принципе можно и не разрушать до конца — оно останется скорлупой, на которую можно списывать огрехи, или даже чем-то вроде дрессированного медведя в цирке.

Глобальная «цифровая власть» — почти идеальная форма для так называемого «глубинного государства». Здесь только нужно уточнить. Во-первых, не «глубинного государства», а «глубинной власти», так как государство — штука формализованная, а так называемое «глубинное государство» — нет. Во-вторых, нужно говорить о «глубинных государствах», они есть во всех крупнейших странах мира, т. е. о структурах (именно так, во множественном числе) глубинной власти (СГВ).

Процесс оформления СГВ — это 1960–1980-е годы. Связан он с появлением офшоров, финансиализацией капитализма, развитием транснациональных корпораций, на которые в значительной степени переориентировалась часть спецслужб и часть госаппарата — при этом формально и те, и другие оставались на госслужбе.

Автономным источником СГВ стал контроль над наркотрафиком и нелегальной частью торговли оружием, золотом и драгоценными металлами, сырьём, иными словами — криминальная глобальная экономика. Глобализация стартовала как криминализация мировой экономики, а её операторы стали, по выражению О. Маркеева, «глобалистами до глобализации».

По всей видимости, СГВ сформировалась и в Советском Союзе (триада: сегменты КГБ/тогдашнего ГРУ, партхозноменклатуры и курируемая ими теневая экономика, прежде всего в Грузии, Армении, Прибалтике, на юге РСФСР и на Украине).

Собственно говоря, перестройка как легализация теневых капиталов и превращение власти в собственность — это главным образом её рук дело, процесс, проведённый ею в кооперации как с СГВ крупнейших государств и закрытыми наднациональными структурами капсистемы (причём не такими, как пресловутый Бильдербергский клуб, а с намного более серьёзными — Cercle/«Круг», Siècle/«Век» и др.), так и с самими этими государствами.

В какой степени «советская СГВ» сохранилась в качестве самостоятельного игрока, а в какой интегрировалась в политико-экономические структуры современного мира — вопрос открытый и не самый интересный: решающую роль в борьбе за мировое послекапиталистическое будущее играют совсем другие силы, и это уж точно не «республиканцы» и не «демократы». Они в лучшем случае тени реальных игроков.  

Взгляд третий. Нетократия и Россия

«Цифровое государство» – это в перспективе надгосударственная цифровая власть. Однако чтобы развернуть процесс этой трансформации или даже трансмутации, ультраглобалистам необходимо всё же создание политических предпосылок, им нужна политическая победа над силами, олицетворяющими в трёх крупнейших государствах именно государственную, хотя и связанную с умеренным или даже ограниченным глобализмом власть.

В США ультраглобалистам с большим трудом и масштабными махинациями удалось одержать победу по очкам, но это пиррова победа, впереди – борьба. В КНР у «комсомольцев» и их англо-американских союзников не получилось отстранить Си Цзиньпина, впереди тоже борьба, но в невыигрышном для ультра миттельшпиле. Выходит, что исторически решающим полем битвы в начале XXI в., как и в начале XX в., оказывается слабое звено системы держав – Россия, как бы она ни называлась. Именно поэтому ультраглобалисты и их подельники в РФ стараются максимально дестабилизировать ситуацию якобы для устранения конкретного режима. Это ложь. Их цель – не режим, а Россия как государство, как психоисторический тип, как цивилизация.

Здесь, в России, в слабом звене, по-видимому, и будет решаться многое в судьбах мира – так же, как это произошло в 1917 и 1967 годах (тогда номенклатура, отказавшись от рывка в посткапиталистическое будущее, немало поспособствовала торжеству деградационно-деструктивной тенденции, которая привела мир к его нынешнему кошмарно-ублюдочному состоянию). Как известно, цепь не может быть сильнее своего самого слабого звена.

Но ведь всё это потребует предварительного разрушения российской государственности? Конечно. И условия для этого сегодня в чём-то более благоприятные, чем, скажем, полтора десятка лет назад. И дело не только в экономической стагнации, деградации управления и управленцев, коррупции и в том, что сознательно выращено поколение потребленцев, не знающих, как рушили СССР и чем были девяностые, – поколение, способное стать могильщиком режима по призыву кого-то типа «берлинского пациента» и его хозяев. Дело – и серьёзное – ещё и в другом.

Долгое время попытки ультраглобалистов ослабить государство США если не блокировались полностью, то сильно тормозились наличием мощных ядерных держав РФ и КНР. Транснациональным корпорациям и наднациональным группам мирового согласования и управления США нужны были как железный кулак.

То есть сначала нужно было демонтировать Россию и Китай и только после этого приниматься за США. Цифровизация меняет ситуацию. Так называемое «электронное государство», или «цифровое государство», – это мина, причём не очень замедленного действия, под государство.

Во-первых, цифровые структуры, платформы или, например «экосистемы» типа грефовского Сбера берут на себя ряд функций, которые обычно выполняет государство. Во-вторых, «платформы», экосистемы и прочие цифрозавры работают на наднациональном, надгосударственном уровне и соединяются в глобальную сеть или цепь.

Эта сеть/цепь и набрасывается ультраглобалистами на государство, которое рискует насмерть запутаться как тяжёлый гладиатор-мирмиллон в сетке легко вооружённых, но весьма подвижных ретиариев. Цифровизация власти позволяет если не обнулить государство, причём три крупнейших государства мира разом, то выхолостить его, сохранив скорлупу: одновременно в виде чего-то похожего на военный трофей, на скальп или, в лучшем случае, в качестве болванчика, на которого можно вешать все огрехи.

Взгляд четвертый. Нетократия воочию.

Социальной эволюцией движут не вульгарные товарно-денежные отношения и не борьба за власть между тоталитарно настроенными параноиками. Обществом движет развитие технологии накопления, хранения и передачи информации. Тот же феодализм сформировался, после того, как изобрели технологию хранения информации о праве собственности на землю. А потом изобрели книгопечатание и по миру полетела научно-техническая информация. Получили толчок наука, техника, географические открытия, массовое производство, массовое потребление и банковское дело. Возникли первые банки, первые заводы. Земля больше не является главной ценностью. Базовой ценностью стал капитал: промышленный и финансовый. Феодализм помер. От феодализма капитализм унаследовал систему фиксации права собственности на базовые ценности.

Сейчас способы производства и распространения информации радикально переменились. Значит - изменится и само общество. А в какую сторону?

Вопрос в том, какая именно информация передаётся по высокотехнологичным каналам. Понятно, что всякая. Мы оказались в мире, наводнённом тоннами ненужной, хаотичной, бессистемной информацией. И в этом мире, тот, кто наделён способностью создавать, воспринимать, сортировать, просеивать и классифицировать информацию, имеет преимущество перед остальными людьми. Талант классификации делает обладателя уникальным, ценным и полезным сотоварищем для остальных людей. Люди примерно с одинаковыми интересами инстинктивно будут объединяться в социальные сообщества - племена. Иерархия внутри сообщества выстраивается по степени информационной полезности членов сообщества друг для друга.

Эти сообщества будут возникать и существовать благодаря интернету. Интернет облегчает процесс поиска единомышленников и позволяет людям плотно общаться и сохранять сеть. А так же с помощью интернета участники сети всегда могут оказывать своим соплеменникам различные информационные услуги. Услуг по поиску, сортировке и трактовке информации. Таких сетей в мире возникнет множество. Это не означает, что в мире происходит формирование какой-то глобальной мафии. Происходит разделение людей по признаку взаимоотношения с информацией. Это сейчас в интернете царит развлекуха. Мы ставим лайки, флиртуем, развлекаемся. А на самом деле таким образом постепенно формируются различные сетевые группировки. Группировки набирают участников, интеллектуальную мощь и статусность.

Тех, кто в сеть пришёл развлекаться самым примитивным образом, эволюция постепенно отправит обратно - работать на заводы, отдыхать в Турции и закупаться в простейших супермаркетах. Нетократы - тотальные обитатели сетей будут вести другой образ жизни, будут исповедовать свою философию, религию и идеологию.

Эти люди породят другую семейную этику, другую трудовую этику, другую систему образования, другое политическое устройство. Нетократы - это не какие-то властелины мироздания, а люди, обладающие определённым образом мышления, и они будут определять траекторию развития социума на ближайшие столетия. Благодаря интернету  класс нетократии постоянно будет принимать в себя свежих участников из низшего социального слоя и каким-то образом сбрасывать вниз излишки - лишних членов

Все описанные процессы произойдут не сегодня-завтра. А, возможно, социальные изменения растянутся на десятилетия, на целые поколения. Замена феодализма на капитализм заняла пару сотен лет. Много времени займёт процесс смены капитализма на то, что возникнет после него.
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
василий темный
сегодня

Веселый адок.

василий темный
сегодня

Большой грабеж.

валентин катасонов
сегодня

Неизвестный фантаст.

пьянков-питкевич
сегодня

Вундерваффе будущего.